N°239
28 декабря 2001
Время новостей ИД "Время"
Издательство "Время"
Время новостей
  //  Архив   //  поиск  
 ВЕСЬ НОМЕР
 ПЕРВАЯ ПОЛОСА
 ПОЛИТИКА И ЭКОНОМИКА
 ЗАГРАНИЦА
 КРУПНЫМ ПЛАНОМ
 БИЗНЕС И ФИНАНСЫ
 НА РЫНКЕ
 СПОРТ
 КРОМЕ ТОГО
  ТЕМЫ НОМЕРА  
  АРХИВ  
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31      
  ПОИСК  
  • //  28.12.2001
Прогноз: красный нос
Корреспондент газеты «Время новостей» поговорил о погоде с директором Гидрометцентра России Романом Вильфандом

версия для печати
-- Роман Менделевич! Что случилось с природой? Ведь страшно глядеть новости по телевизору: в Испании жизнь остановилась, в Греции снежные заносы... Да и мы уже привыкли Новый год встречать под дождем, а тут такое снежное счастье привалило.

-- Во-первых, плохие или необычные новости мы узнаем мгновенно. Во-вторых, если вы посмотрите метеорологические данные за любой месяц, то увидите, что всегда происходит что-то экстремальное или просто непривычное -- то на Севере температура повысилась до 10 градусов тепла, то снег в районе 15-й параллели. Непостоянство погоды -- это ее стабильное состояние. А теперь о том, что все-таки произошло с «нашим» декабрем. В течение почти всего месяца над европейской территорией России наблюдался так называемый восточный процесс. Всем известно, что зимой в Сибири холодно. В условиях антициклонической циркуляции сильно выхолаживается подстилающая поверхность Земли. Так вот, в этом декабре наблюдался не обычный западно-восточный перенос воздушных масс, а восточно-западный. То есть отрог антициклона, области высокого давления, постепенно отрываясь от материнского ядра, переваливая через Уральские горы, двигался на запад. И в течение почти 20 дней декабря этот отрог дирижировал погодой в европейской части страны. Отклонение температуры от нормы -- 6--8 градусов. Это очень много. На европейскую территорию поступал воздух, характерный для января--февраля. В декабре такое бывает крайне редко -- это очень зимний процесс. Пока мы можем назвать только четыре года таких холодных: 1907-й, 33-й, 55-й и 78-й.

-- А 41-й?

-- Тоже был очень холодный, но не такой экстремальный.

-- А почему, собственно, пошел восточный, а не западный процесс?

-- Для того чтобы точно назвать причину, нужно спустя месяца два-три попытаться смоделировать этот процесс. Дело в том, что метеорология сегодня -- наука не описательная, а чисто физико-математическая. Смоделируем процесс -- и тогда станет понятно, почему такая погода преобладала в декабре.

-- Но если вы занимаетесь не описательной, а точной наукой, то нельзя ли было уже, к примеру, в середине ноября предсказать, что декабрь будет таким?

-- Нет. Знания, которые дают возможность точно предсказывать погоду на длительный срок и которыми мы сегодня располагаем, составляют приметно 20 процентов от тех, что нам необходимы. А 80 процентов факторов нам неизвестны. И думаю, что даже спустя тысячу лет мы не будем все знать до конца. Тот же принцип неопределенности, который применяет атомная физика: либо вы абсолютно точно знаете кинетическую энергию частицы, либо ее место в пространстве. Знать совершенно точно и что произойдет, и когда -- теоретически невозможно. Чем больше срок прогноза, тем выше неопределенность. Поэтому, когда у нас требуют долгосрочного прогноза, мы не пытаемся предсказать интенсивность процессов. Мы говорим «выше нормы» или «ниже нормы», но насколько -- предсказать пока не в силах.

-- А вы вообще предсказывали холодный декабрь?

-- Мы предсказывали, что в южных районах европейской части России и в южных районах Восточной и Западной Сибири температура ожидается ниже нормы. Это сбылось. В северных районах, предполагали мы, температура будет выше нормы. Там действительно так случилось. Но предсказать, к примеру, что сегодня, 20 декабря, будет минус 6 -- что почти рекорд, только в 1978 году было ниже, -- этого мы пока не можем.

-- А об осадках вы можете предупреждать заранее?

-- Ну, с осадками еще сложнее. Температура -- это все-таки гладкая функция, которая изменяется достаточно монотонно в пространстве. И если есть фактор, который позволяет предположить некую температурную аномалию в Москве, то можно достаточно уверенно говорить, что похожая аномалия будет в Серпухове. С осадками все несколько иначе. Проливной дождь на Варшавке -- и ясное солнце на Соколе. И еще одно обстоятельство, которое не позволяет достаточно точно предсказывать осадки: они выпадают крайне неравномерно по времени. 29 дней стоит сушь, на 30-й день ливень -- и среднемесячная норма осадков соблюдена. Предсказать такую неравномерность мы не можем.

-- Какая уж тут неравномерность, если и Краснодарский край, и Москва завалены снегом?

-- Вы считаете, что в декабре в Москве выпало много снега?

-- Я не считаю -- я вижу. Городские службы не справляются с сугробами.

-- Я вас разочарую: в среднем в Москве выпадает за декабрь 56 мм осадков. А за 18 дней декабря выпало только 18 мм. Но у нас в декабре обычно бывают оттепели, так что снег подтаивает и оседает. Его просто не видно. В нынешнем же году весь выпавший снег на виду. К тому же в этом году погодные условия таковы -- мороз, сухость, -- что снег выпадает очень пушистый. Он не утрамбовывается сразу, и 3--4 мм выпавших осадков выглядят как толстое снежное одеяло. Вообще документальный портрет нынешнего декабря (первых двадцати дней), как ни странно, таков: много ясных, безоблачных дней и мало осадков.

-- А какими будут январь и февраль? Такими же суровыми? И вообще, восточный процесс все еще длится?

-- С вашим приездом в Гидрометцентр -- буду считать это прогностическим признаком -- европейский отрог антициклона ушел за Урал и уступил свое место циклонам, которые идут к нам с запада один за другим.

-- Что нам несут они?

-- Циклон -- более сложная структура, чем антициклон. Он термически неоднороден. В его передней части тепло, так что сегодня у нас теплее, чем вчера, градусов на 7--8. Но циклон перемещается очень быстро, и уже завтра мы окажемся в его тыловой части. Значит, снова минус 15--17, облачность, осадки. В течение ближайших 5--7 дней нас ожидают довольно заметные перепады температуры.

-- Итак, у нас возобладал теперь западный процесс?

-- Да, можно так выразиться.

-- Но что же произошло с самим Западом, с Европой. Она тоже попала под сибирский антициклон?

-- Нет, там все было совершенно иначе. Над Европой образовалась глубокая высотная атмосферная ложбина. И по западной периферии этой ложбины из района Гренландии на юг закачивался холодный воздух. Над Южной Европой произошла встреча двух атмосферных масс -- теплой средиземноморской и холодной северной. В результате, во-первых, понизилась температура, и во-вторых, возникла мощная фронтальная облачность, повалил снег

-- У нас монгольский антициклон, у них гренландский. Это некие признаки общего изменения климата или случайное совпадение?

-- Конечно, совпадение. Климат -- это вообще нечто значительно более устойчивое, нежели погода. Климатические характеристики рассчитываются путем усреднения данных примерно за 30 лет. Таким образом и выявляются действительные тенденции, например тенденция общего медленного потепления зим.

-- Но усреднение искажает реальную картину. Допустим, резко вырастет число всевозможных аномалий -- как в ту, так и в другую сторону. Как это учесть?

-- Конечно, «средняя температура по больнице» не несет в себе большого смысла, но тенденция к более частым аномально теплым зимам наблюдается довольно четко, а разброс температуры в обе стороны от нормы зимой редок. Вот летом -- да, лето все чаще бывает либо очень засушливое, либо очень влажное.

-- А что это означает? Может быть, для нашего климата все-таки началась эпоха перемен?

-- «Там, где полюс был, там тропики, а где Париж -- Нахичевань...» Это вы имеете в виду? Система «Земля--океан--атмосфера» -- очень сложная, динамическая и нелинейная. У нас, разумеется, существуют так называемые климатические модели, которые имитируют процессы долговременных изменений погоды. Но данным, которые мы получаем, можно доверять процентов на шестьдесят. Слишком много факторов, влияние которых мы пока учесть не в силах.

-- Вперед вы заглянуть не в силах, но оглянуться-то вы можете?

-- С уверенностью можно сказать, что на планете за сто лет температура повысилась в среднем на 0,6 градуса. До сих пор среди ученых продолжается дискуссия, действительно ли грядет глобальное потепление. В Евразии за последние двадцать лет потеплело -- но только на широтах европейской части России. В северных и южных широтах -- иные тенденции. В США на севере и юге тоже разные показатели. Две трети планеты покрыто океаном, поэтому получить абсолютно достоверные данные с необходимого числа точек измерения, получить распределение температур по разным высотам пока крайне затруднительно, здесь не выручают ни спутники, ни корабли погоды.

-- Все массивы получаемой информации вы, конечно же, обрабатываете с помощью суперкомпьютеров.

-- В 1995 году получили машину CRAY-YMP, которая тогда была суперкомпьютером, и сейчас мы по старинке ее так называем, хотя мир ушел вперед. Тогда существовал запрет КОМКОН на продажу России мощных машин, и большое счастье, что этот запрет был преодолен благодаря комиссии Гор--Черномырдин. Вместе с периферией эта машина стоила нам около 18 млн долл. Но сегодня наш компьютер по быстродействию отстает от новейших уже на пару порядков. Во всяком случае ни в пятьсот, ни в тысячу лучших машин мира он уже не попадает.

-- Сбербанк вроде купил машину, которая входит в первые пятьсот.

-- Я с огромным уважением отношусь к деятельности Сбербанка, но задачи, которые должны решать его компьютеры, просто ничтожны по сравнению с построением климатических моделей. Уравнения, которыми описываются процессы, происходящие в атмосфере, как и процессы в ядерной физике, являются самыми сложными для реализации. Невозможно найти их аналитического решения. А уж по информационному насыщению мы просто несопоставимы ни с каким банком.

-- Ходят разговоры, что как раз с информацией у вас становится туговато: все меньше станций, персонала, средств...

-- Мы являемся одной из трех головных структур мирового метеорологического центра. Еще два в Вашингтоне и Мельбурне. И получаем мы информацию просто в фантастических объемах -- по всей земной поверхности, по высотам в атмосфере и стратосфере. У нас очень мощный -- действительно мощный -- телекоммуникационный центр.

-- Но если у вас слабоват компьютер, то, вероятно, конкуренты могут вас и «подвинуть» в анализе этой информации?

-- Система и структура мирового метеорологического центра была сформирована лет тридцать пять назад. До сих пор мы играли и играем в этой системе очень важную роль. Но если на каком-то этапе государство нас не поддержит и мы не сможем выполнять взятые на себя международные обязательства, то, конечно, найдутся желающие на наше место. Сейчас настал как раз тот момент, когда поддержка в приобретении «железа» нам необходима. Но «железо» не все решает. Вот если мы откажемся от развития фундаментальных наук, то действительно отстанем, превратимся в заштатную организацию. В этом смысле интересен пример Южной Кореи. У них есть потрясающая машина, несопоставимая с нашей. Но у них нет школы. А в России есть несколько метеорологических школ, есть научные идеи, которые не могут быть реализованы нигде, кроме как у нас, в Гидрометцентре. Мы являемся одним из 58 государственных научных центров страны -- таким же, как Институт Курчатова или Институт космических исследований.

-- А от вас не требуют практической выгоды, прежде чем дать вам средства на развитие?

-- Прикладные задачи всегда базируются на фундаментальных. Модель общей циркуляции атмосферы, вообще говоря, никому, так сказать, в быту не нужна. Но на базе этой модели решаются дочерние задачи: указать, к примеру, районы, опасные для авиации, выдать штормовое предупреждение... И потом, существует иерархия моделей. Есть региональная модель с более высоким разрешением. А есть изомасштабная, очень сложная физическая модель, которая описывает процессы с дискретностью в 10 км. И с помощью которой мы уже можем получить весьма точный прогноз на 5--6 дней вперед.

-- Не хочу сомневаться в ваших достижениях, но вот какое дело: прежде чем лететь в Петербург или Сочи, я обычно лезу в Интернет и нахожу там восемь--десять прогнозов из разных источников. Сопоставляя их, я представляю себе, как обстоят дела с погодой на самом деле. Насколько можно доверять такому методу?

-- Действительно, с появлением новых информационных технологий национальная метеослужба несколько отошла в тень. Появились десятки сайтов с подобной информацией. Но человек разумный должен понимать: в Интернете можно вывесить все, что угодно. Что за проблема, к примеру, расписать погоду на год вперед? С помощью «уникальных методов»? И ведь расписывают! Есть прогнозы, которые поступают от вполне уважаемых организаций, к примеру из США. Они предсказывают погоду по всей планете, в том числе и у нас. Но если для своей страны существуют отработанные методики и понимание процессов, то для других регионов... Ну, что-то там бухается приблизительное. В Сочи обычно тепло, в Питере сыро. Дать действительно точный прогноз может только исследователь, который хорошо знает географию региона. Именно поэтому если сравнивать качество наших прогнозов для своей страны с другими -- наше преимущество просто неоспоримо. Но вы же проследить это не можете... Конечно, мы тоже ошибаемся, но значительно реже.

-- А вы знаете роковые ошибки синоптиков? Такие, за которые снимали головы?

-- Когда я только пришел на работу в Гидрометцентр, в 1973 году, произошла драма, которую я запомнил на всю жизнь. Был снят с работы академик Бугаев, тогдашний директор центра, -- за то, что он вполне по-научному оценил методологию определения погоды, которая разрабатывалась в Горной Шории.

-- Я припоминаю: именно в Горной Шории находится якобы «мировая кухня» погоды, и некий умелец по одному ему понятным признакам давал прогнозы на год вперед для всех стран мира.

-- Вот-вот. Виктор Антонович Бугаев имел смелость объяснить чиновникам всю вздорность этой методики. Но летом 1972 года на территории европейской части России случилась сильнейшая засуха, которую даже сегодня предсказать было бы невозможно. Нужно было на кого-то возложить ответственность -- и был выбран главный метеоролог: за то, что сам не сумел обеспечить руководство достоверным прогнозом и -- главное -- пренебрег советами «народного синоптика».

-- А с вами ничего похожего не бывало?

-- Ну, можно вспомнить очень сильные ветры в июне 98-го...

-- Ураган в Москве?

-- Ураган -- это когда скорость ветра превышает 33 м/сек. Может, она где-то и была близкой, но наши станции показывали 20--25. Причем за два часа мы все предсказали. Но нужно подходить все же здраво. Ну, хорошо: если бы мы все точно предсказали за двое суток, что, десять тысяч деревьев не повалило бы? Провода бы не порвало? Крыши, которые были плохо прибиты, не улетели бы? Зуб у кремлевской стены не выбило бы? В атмосфере существуют взрывные процессы, которые развиваются буквально за несколько минут. В США метеорологи считают своим большим достижением то, что они за пять лет сумели увеличить время прогноза торнадо на целых пять минут -- с 6 минут до 11.

-- Но тот московский ураган с должности вас не снес.

-- Ну что вы. Просто была создана отдельная московская метеослужба, с которой мы работаем в очень близком контакте. От нее большая польза: выделены дополнительные средства, оборудование, ставки. Значит, прогнозы могут улучшиться.

-- А что, "народная метеорология", то есть всяческие приметы, которые любят помещать в календари, совершенно не работает?

-- Конечно, мы постарались все календарные приметы проверить статистикой. Честно говоря, никаких закономерностей не обнаружено. Возможно, это потому, что статистика имеется всего за сто с небольшим лет, а приметы формировались лет триста--четыреста назад. К тому же не всегда понятно, к какой именно местности они относятся. Есть приметы другого ряда. Например, если солнце на закате темное -- жди перемены погоды. Или: если птицы высоко летают -- к ясной погоде. Но тут все довольно просто объясняется физикой атмосферы. А долгосрочный прогноз -- хоть самый народный и старинный -- все равно не получается.

-- То есть вы даже не возьметесь точно рассказать нашим читателям, какая погода ожидает их в новогоднюю ночь?

-- Нет, я же сказал, что достаточно точные прогнозы мы выдаем на 5--6 суток. Сегодня, 20-го декабря, я бы своей репутацией рисковать не стал.

-- А 25-го?

-- Рискну.

-- Итак, сегодня 27 декабря. Слушаем вас, Роман Менделевич.

-- В ближайшие пять дней ожидается более мягкий режим погоды. Температура по ночам составит 8--11, днем 3--6 градусов. Но ожидается довольно сильный ветер, снег и метель. Мы, таким образом, имеем возможность сравнить, что лучше -- ясное небо, тихая погода и сильный мороз, которые преобладали в декабре, или относительно мягкий вариант с метелью. Первые три дня нового года также не будут существенно отличаться от последних дней старого.

-- Норму по снегу декабрь наконец выполнил?

-- На сегодня нападало 32 мм, то есть всего около половины обычной декабрьской нормы.

-- В новогоднюю ночь неожиданностей не предвидится?

-- По нашим данным, новогодняя ночь будет просто образцовой, с легким снежком и морозцем, вполне комфортная для всех, кроме, вероятно, дорожных служб, которым придется бороться с сугробами и наледями.
Беседовал Борис ПАСТЕРНАК

  КРУПНЫМ ПЛАНОМ  
  • //  28.12.2001
Корреспондент газеты «Время новостей» поговорил о погоде с директором Гидрометцентра России Романом Вильфандом
Корреспондент газеты «Время новостей» поговорил о погоде с директором Гидрометцентра России Романом Вильфандом... >>
реклама

  БЕЗ КОМMЕНТАРИЕВ